Бзиюкская битва

Стремление адыгских феодалов подчинить себе еще большие тфокотльские массы вызывало ожесточенное сопротивление со стороны последних. Наибольшей остроты, размаха и результатов эта борьба достигла во второй половине XVIII века у шапсугов, натухаевцев и абадзехов, у которых больше, чем у других адыгских народов, сохранилось "свободное крестьянство".

Открытому выступлению крестьянских масс этих народов предшествовала борьба против дворянства, которая на первых порах происходила на народных собраниях. В условиях неукрепившегося феодального строя, дворянству этих народов не удавалось противостоять единодушному наступлению крестьянства. На народных собраниях в большинстве случаев принимались такие решения, которые отвечали главным образом интересам крестьянских масс. В конце XVIII века на народных собраниях натухаевцев, например, дворяне были лишены права владения морскими пристанями, приносившими тогда большие доходы, и ограничены их родовые права, а также был урезан ряд других привилегий, серьезно ущемлявших интересы крестьянских масс[33].

В своей борьбе против феодально-родовой знати адыгские крестьяне использовали общину, основой экономической независимости которой являлась собственность ее на пахотные и частично на непахотные земли. Поскольку феодализация адыгского общества проходила по линии усиления претензий знати на эти земли и закрепощения свободных общинников-тфокотлей, крестьянская община, естественно, становилась органом, антагонистичным феодалам, противостоявшим их стремлениям распространять свое влияние на общинные права и земли. Поэтому у адыгов, как и у многих других народов Северного Кавказа, община в рассматриваемое время оказалась в руках трудового крестьянства тем оружием, которое давало им ("даже в условиях жесточайшего средневекового крепостного права) локальную сплоченность и средства к сопротивлению"[34].

Наиболее широкий размах социальная борьба приняла у шапсугов, среди которых в конце XVIII века резко обострились отношения между дворянами и крестьянами. Шапсугские тлекотлеши и орки, которые были "мало уступчивы"[35], не хотели отказаться от своих родовых прав и усиливали эксплуатацию всех слоев крестьянства. Последнее, в свою очередь, воодушевленное тем, что ему удалось ослабить "оковы строгой покорности дворянству", стремилось установить "между господствовавшим сословием и своим равенство"[36].

Воодушевленные строительством царским правительством ряда укреплений на правом берегу реки Кубани в 1792 году, высшее дворянство шапсугов развернуло активные военные действия против своих крестьян, которые сопровождались разорением и жертвами с обеих сторон. На стороне шапсугских дворян выступали бжедугские феодалы, а на стороне крестьян - абадзехи.

Вершиной крестьянского движения второй половины XVIII века была Бзиюкская битва. Поводом к усилению борьбы крестьян явилось нападение представителей тлекотлешского рода Шеретлуковых на шапсугского дворянина, оказавшего гостеприимство купцам из Анапы, ограбивших, а затем и убивших двух их защитников. Возмущенная этим, большая группа тфокотлей ворвалась во двор одного из членов рода Шеретлуковых, "разграбила его имущество и освободила унаутов"[37]. Усмотрев в этом оскорбление их родовых прав, Шеретлуковы переселились поближе к бжедугам и с помощью их пши и орков начали совершать набеги в Шапсугию, в ходе которых жгли аулы, грабили крестьян, угоняли их в рабство, причиняя хозяйству народа "огромный материальный ущерб"[38]. В свою очередь, шапсугские крестьяне мечом отплачивали изгнанникам и их покровителям за разрушения и истребления, призывали бжедугских крестьян последовать их примеру и изгнать своих князей и дворян.

Убедившись, что своими силами не справиться с растущим крестьянским движением, бжедугские князья обратились за военной помощью к Российскому правительству Екатерины II. Делегация князей и дворян во главе с Батыр-Гиреем и Али Султаном Шеретлуковым, выехавшая в апреле 1793 года в С.-Петербург, выразила свои "верноподданнические чувства" Екатерине II и заявила, что их подвластные собираются установить республику в Закубанье. Екатерина II, усмотрев в происходящих за Кубанью событиях проявление революционного духа французского якобинства, предписала атаману Черноморского войска Котляревскому оказать военную помощь закубанским князьям и дворянам. В поддержку бжедугских и шапсугских феодалов выступили пши и орки "аристократических племен". Сложился единый фронт адыгской военно-феодальной знати, которая "под эгидой российской крепостнической монархии"[39] собрала большое войско, чтобы искоренить "дух якобинства" в Закубанье.

В условиях возрастающей угрозы шапсугские крестьяне собрали ополчение в несколько тысяч человек. Имея план первыми напасть на противника и победить его "своей массой"[40], крестьянское ополчение вступило в пределы Бжедугии. В долине реки Бзиюк (в 19 километрах южнее нынешнего города Краснодара) в начале июня 1796 года встретились крестьянское ополчение и феодальное войско. 10 июня произошло кровопролитное сражение, небывалое до этого в истории адыгов. В ходе завязавшейся схватки между крестьянской конницей и основными силами дворянской кавалерии был убит бжедугский князь Батыр-Гирей Хаджимуков. Однако крестьянская конница, преследовавшая отступающего противника, попала под пушечный обстрел находившегося в засаде казачьего отряда полковника Еремеева, что по существу и решило исход сражения. Крестьянская пехота оказала упорное сопротивление, но лишившись поддержки своей конницы, потерпела поражение. В итоге сражения бзиюкское поле покрылось сотнями убитых и раненых.

Победа княжеско-дворянского войска, одержанная с помощью казачьего отряда, не сломила воли крестьян к борьбе против феодализирующейся знати. Несмотря на большие потери, тфокотли не считали себя побежденными. Собрав вновь свои силы, они начали длительную борьбу против княжеско-дворянской власти, в ходе которой они нанесли им большой урон. В результате многие князья и дворяне погибли, среди шапсугов и бжедугов не было знатной фамилии, которая не потеряла бы мужа или сына. Будучи не в состоянии продолжать борьбу, бжедугские князья посоветовали Шеретлуковым найти способ примирения со своим народом. В ходе состоявшихся переговоров шапсугским дворянам, за исключением Али Султана Шеретлукова, было разрешено вернуться на родину с условием, что они подчинятся воле крестьян. На народном собрании шапсугов (Печетныкъо зэфэс), состоявшемся после примирения феодалов и крестьян, были выработаны основные положения, которые должны были регулировать взаимоотношения между феодалами и крестьянами, что означало известное сближение их правовых норм.

Так, несмотря на поражение в Бзиюкской битве, шапсугские крестьяне в ходе длительной борьбы одержали победу над князьями и дворянами, что было редким в истории крестьянских выступлений в период позднего средневековья.


[33] См.

  • Люлье Л. Я. Черкесия. Краснодар, 1927, с. 18;
  • Революция и горец. Ростов-на-Дону, 1932, № 8-9 (46-47), с. 69.

[34] Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. изд. 2. Москва, 1961, т. 21, с. 155.

[35] Революция и горец. Ростов-на-Дону, 1929, IV-I-2(34), с. 41.

[36] Хан-Гирей. Бесленей Абате // Кавказ. 1897, № 42, с. 166.

[37] Революция и горец. Ростов-на-Дону, 1929, № 3(5), с. 34. 

[38] Там же.

[39] См.

  • Революция и горец. Ростов-на-Дону, 1932, № 8-9(46-47), с. 62;
  • Покровский М. В. Социальная борьба внутри адыгейских племен в конце XVIII - первой половины XIX века (Материалы к совещанию ИИ АН СССР, Москва, 1957, с. 9).

[40] Революция и горец. Ростов-на-Дону, 1929, № 3(5), с. 36.